Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
+7(495)748-6959
+7(499)394-0730
Акции
 

Минск. Рабочий кабинет. Наши дни.

     Вот и отныряли. 18-ого сентября 2006 года. Мабул «тает» на горизонте, а скоростной катер несёт нас в Семпорно. Позади осталась классная «нырялка», все эти бескрайние стаи черепах и рифовых акул и всей той прекрасной живности, населяющей глубины моря Сулу. Жалко, что уже всё, но, мы уезжаем не навсегда, Сипадану сказали «до свидания», а не «прощай». Когда-нибудь вернёмся.
     С этими романтическими мыслями я пересаживаюсь с катера в микроавтобус, который через несколько секунд уже несётся по левой полосе со скоростью 120 км/ч в сторону аэропорта Тавау. Не пугайтесь, водитель не пьян и не обкурен – в этой стране левостороннее движение. Ох, уж эти англичане, понавязывали миру свои порядки. А теперь туземцы мучаются…
     Всё происходит как-то быстро. Уже Боинг-737 «Малайских авиалиний» взмыл в небо, чтобы приземлиться через …40 минут в аэропорту столицы провинции Сабах городе Кота Кинабалу. Вот здесь-то самое интересное и начнётся. Но не сразу…
     В условиях низкой облачности под проливным тропическим дождём наш Боинг коснулся взлётно-посадочной полосы аэропорта Кота Кинабалу. Потом всё как обычно - выдача багажа, встреча с гидом Ибрагимом - сыном Кавказского хребта, который он, абсолютно не будучи патриотом оного, бессовестно поменял на малайские джунгли.
     Быстренько проинструктировав нас в фойе отеля, куда назавтра стоит съездить, а куда не стоит, наш кавказский друг ретировался в джунгли.
     Затем было банальное размещение в шикарном пятизвёздочном отеле на берегу Южно-Китайского моря. Не хочу никому делать рекламу, но надо отдать должное, что те отели, которые нам «подогнал» Толя Гладышев, были действительно «супер». После принятия душа, ощутив во всех мышцах приятную усталость, мы пошли на поиски пищи, которую нам предлагали 10 или 12 ресторанов нашего «скромного» отеля. Почревоугодничав и опрокинув в себя по 2 бокала пива (отдельно скажу, что ценник на пиво в Малайзии - стране его непроизводящей, переплюнул и немецкий и французский), мы двинулись в свои покои, чтобы «притопить на массу» часиков 12.
      Затем наступило «завтра». Посовещавшись и сделав вывод, что ничто прекрасное нам не чуждо, российско-белорусская дайверская группа поехала познавать красоту тропической флоры национального парка Кинабалу. Пика Кинабалу, самой высокой горы в регионе (а его высота достигает 4009 м), мы, к сожалению, по дороге не увидели из-за низкой облачности, но огромные водопады в горах нас, конечно, впечатлили здорово.
      В процессе езды в парк наш гордый горец Ибрагим рассказывал о прелестях малайской жизни и, особенно, об отношениях между мужчиной и женщиной в малайской семье. Оказывается, в Малайзии махровый матриархат, и при этом мужчина может иметь до 4-х жен. М-да, что-то не клеится, матриархат и 4 жены. Представляю, как эти 4 малайских кровопийцы сосут кровь из бедного мужчинки, при этом каждая считает себя боссом, а у бедолаги прав-то никаких - даже пожаловаться по закону нельзя, только женщина обладает таким правом, если, например, он бабок всем не ровненько дал, а зажал на пивко пару рингитиков. Вот здесь-то ему и конец L, если жёны не замучают до смерти, то карающий меч малайского правосудия на него обрушится. У них и в парламенте одни ба.., ой, женщины. Господи, спасибо за рождение в БССР!
        Ну, с особой гордостью Ибрагим рассказывал, что чем у человека длиннее нос, тем он ценится  больше у противоположного пола. Говорил он это с гордостью, потому что, судя по этой оценочной шкале, он был у противоположного пола даже не на вес золота, а на вес платины, ибо со своим носом он легко мог претендовать на рекорд у Гиннеса. Нас просто стала распирать гордость от общения с этим человеком параллельно со стыдом за свои приплюснутые «пятачки».
        Потом был парк - подвесные лестницы над джунглями и деревья, упирающиеся своими макушками куда-то высоко в небо. Но этого нам показалось мало, и мы поехали в так называемый «Ботанический сад», где на маленькой отгороженной территории наш Ибрагим пытался показать нам самые маленькие в мире лотосы, которых на одном  квадратном метре росло несколько десятков видов. Без увеличительного стекла нам было очень тяжело, а Ибрагим находил их мгновенно. Не думаю, что зрение у него было лучше нашего, скорее всего - по обонянию J. Такой же нос должен ещё для чего-то служить, кроме как для демонстрации на малайских подиумах и выставочных залах.
     Так прошёл наш первый после прилёта день. Экстрима не почувствовалось, поэтому Толя загорелся идеей - а не попробовать ли нам на завтра местный рафтинг? Я, поколебавшись, поддержал друга, хотя про себя подумал, лучше бы пивка ящичек с рыбкой да перед телеком на денёк (дома ж, жена с детками так покайфовать не дадут), но, вспомнив ценник на пиво, выбрал всё же рафтинг.  Вдруг справа кто-то тонким голоском  на русском языке с москальским акцентом прочирикал «А я тоже хачу!» Это была Татьяна. Простая главная бухгалтерша известного Российского Консалтингового Концерна «ОбулКидалМосЭкспорт» решила сменить тёплое, широкое офисное кресло на жестокий экстрим. Эта простая русская женщина из простого русского города Москва, она тоже захотела приключений на свою за…, ой, пардон, голову. И она их назавтра получила!!! Тёплый, приятный тропический дождь шёл вторые сутки.
     И настал ТОТ ДЕНЬ! День беспощадного рафтинга и настоящего единения русского и белорусского народов на далёкой малайской земле! Что, заинтриговал? Тогда читайте дальше…
     Начало было банальным - микробусик повёз нас в центр Кота-Кинабалу, где нашу троицу подсадили в уже большой бусик и объявили, что ехать недалеко - часа два…до поезда… Мы напряглись, но тут же расслабились, увидев в салоне автобуса два почти родных лица - симпатичного дедульку из Сиднея вместе с его страшненькой бабулькой, которые ныряли с нами на Сипадане. Встреча была сопоставима со встречей на Одере двух союзнических армий в апреле 45-ого. Всплакнув от счастья друг у друга на плече и окропив оные плечи слезами радости, мы, усевшись на свободные места, тут же забыли про австралийцев. Оглядевшись, мы поняли, что в богатой Малайзии ещё встречаются не очень комфортабельные автобусы с нераскладывающимися спинками сидений. Но это нас так же не очень напрягло, т.к. ехать-то всего два часа. Татьяна умудрилась заснуть в неимоверной позе, нам же это было не дано… Под равномерное похрапывание русской девушки мы с Толей продолжали созерцать сквозь струи дождя местные достопримечательности.
    Местные не обманули - спустя два часа мы прибыли на какой-то полустанок, где, кроме «Здания вокзала», вокруг торчали бетонные перекрытия от нескольких сгоревших домов. Кое-как выковырив между сидений пытающуюся проснуться Татьяну, мы ступили на землю. Войдя в здание, о чудо, мы увидели 2 работающих минимагазинчика, возле которых были холодильники с мороженным. На ярких этикетках пачек с мороженным красовались фрукты, которых мы и в глаза-то никогда не видели. Купили, проглотили. Мне попалось мороженное со вкусом кислой капусты, не смотря на то, что на этикетке был красочный фрукт. Посмотрел на Толю - он давился, но ел не менее экзотическое мороженное. Потом сознался - запах и вкус пропавшей колбасы. Так что мне повезло больше. Будучи оптимистами, мы и на эти нюансы не обратили особого внимания, предвкушая, как сейчас к перрону подойдёт комфортабельный поезд, и мы на нём тронемся дальше в путь, естественно, во время пути, заняв самые лучшие места в вагоне-ресторане, а затем немного прикорнув в спальном вагоне. Почему-то на ширину железнодорожной колеи никто в этот момент посмотреть не догадался…
     Cпустя некоторое время мы услышали гудок паровоза (я не оговорился - ПАРОВОЗА), такой звук мог издавать только паровоз из старого советского фильма «Человек с ружьём», но как через минуту оказалось, всё таки тепловоза, но только очень маленького. Маленький тепловоз тащил за собой 4 маленьких деревянных вагончика, но, то, что эти вагончики для людей, а не для перевозки домашнего скота, мы поняли в тот момент, когда они остановились напротив перрона, и мы через дыры в этих вагонах, оказавшимися окнами без стёкол, разглядели несколько «рядов» сидений. Туристы, стоящие на платформе, как парализованные стояли и смотрели на это чудо техники. Местные же дехкане, наоборот, видя наше замешательство, начали мгновенную загрузку через узенькие двери, окна и межвагонные пространства. Замешательство на самом деле было недолгим. С криком «Вперёд!!! А то мест не хватит!» мы с Толей бросились в вагон через торцевую межвагонную дверку, параллельно подгоняя тумаками и пинками Татьяну, которая, получив шок от увиденного, стояла, не моргая бледная на перроне. Погрузка в вагон напоминала сюжет из старых советских фильмов про гражданскую войну, когда буржуи эвакуировались под натиском Красной Армии, а мест в поезде явно хватало не на всех.
      Захватив пару сидений, мы водрузились на них и огляделись. Внутренняя отделка вагона напоминала мне сарай моего дедушки, чудом сохранившийся после того, как его деревня на берегу Днепра в 41-ом переходила с боями то к нашим, то к немцам несколько раз в течение месяца. Вот так сарайчик без ремонта и дожил до начала 21-ого века. Эти вагоны тоже дожили до нашего века и продолжают кататься по узкоколейке на радость романтичным туристам. Судя по московской девушке Татьяне, которая сидела напротив и, наконец-то, робко моргнула, особой радости этот вагончик ей не принёс. Но то, что она приходит в себя, явно было видно по её лицу, которое исказила такая гримаса ужаса, которую я не видел даже на лице своего друга Серёги, смотревшего обкуренным первый раз в армейском видеозале «Кошмар на улице Вязов».
      Поезд тронулся. В этот момент пустые бутылки и консервные банки дружно зазвенели под ногами и перекатились назад на несколько сантиметров. Татьяна вздрогнула. Жизнь медленно к ней возвращалась. В открытом окне медленно проплывали полуразрушенные дома и джунгли. Ничто за окном не напоминало мне родную Белоруссию - уж слишком большими были лопухи тропических растений, и то их еле было видно из-за ливня, который усиливался с каждой минутой.
     «П…дец» произнесла Таня первое слово, после того, как мы сели в вагон. Что бушевало в эту минуту в душе у интеллигентной московской девушки, любительницы Большого Театра и поклонницы Моцарта и Баха, можно было прочесть по её лицу. Дико засмеялась мартышка на крыше старого сарая, проплывшего мимо, большой варан возле насыпи облизнулся, глядя на наш поезд. На лице Татьяны выражение ужаса сменилось на гримасу безысходности.
     «…твою мать! И я заплатила за это 60 долларов…» - сказала Таня и впала в «летаргический сон», лишь подёргивание левой ноги и холодная испарина на юном лбу выдавали в ней то, что жизнь ещё теплится в её юном тельце.
      Чем дальше мы углублялись по узкоколейке в джунгли, тем непролазнее они становились, мимо окна проплывала сплошная стена лиан и банановых деревьев. В некоторых местах шум паровоза перекрывали истошные крики обезьян. В какой-то момент среди деревьев показались несколько могилок с крестами. Кресты, на первый взгляд, были довольно свежие. Волосы на спине зашевелились и у меня, несмотря на весь весёлый настрой мероприятия. Откуда здесь могилки с крестами? Уже потом местные нам рассказали про англичан и американцев, освобождавших Борнео от япошек, но в этот момент мы были уверены, что кресты свежие и в могилках ребята, неудачно съездившие на рафтинг. Справа показалась река. Можно сказать, она была красива. Среди джунглей эта река несла свои рыжие воды к Южно-Китайскому морю. Вода  была кирпичного цвета. Такое я видел первый раз. По жестам местного населения я понял, что именно по ней нас и сплавят.
     Поезд остановился. Таня вздрогнула и открыла левый глаз. По крикам на английском языке мы поняли, что надо выйти из вагонов и раздеться, т. е приготовиться к рафтингу. После того, как мы погрузили свою одежду в пластмассовые контейнеры и остались «в чём мать родила», т.е. в одних плавках, прозвучала команда «…По вагонам!!!» и мы, недоумевая, вернулись на свои места. Хитрая Татьяна осталась в маечке, а мы, как дисциплинированные пацаны, сняли с себя почти всё. Самое интересное, что все англо-австралийские туристы не стали раздеваться до плавок, а решили поплавать в рейтузах и футболках. Оглядевшись, мы с Толей поняли, что голые мы одни. И причём в этом вагоне, кроме нас троих нет ни одного туриста, а одни местные закутанные в паранджи и хиджабы дехкане, которые следовали в свою деревню в джунглях. И, почему-то, все в этот момент, не моргая, уставились на нас.
     В наших с Толей волосатых грудях бушевали противоречивые чувства. Сначала хотелось содрать с Тани маечку и стыдливо ей прикрыться, но потом разум взял верх над смущением, и мы, гордо выпятив груди (в смысле, каждый свою грудь) и приподняв головы, стали высокомерно смотреть в сторону аборигенов. Белый цвет кожи и наши габариты явно внушали уважение у желтокожих детей джунглей. Женщины-крестьянки не отрываясь, смотрели на нечто, что мощно оттопыривало спереди наши плавки, и безумные фантазии бушевали в их маленьких головках. Это был тот случай, когда им не надо было прибегать к помощи увеличительного стекла, что им постоянно приходилось делать, общаясь с их малайскими мужьями. Внезапно у Тани началась истерика. До неё дошло, что в поезде голые только мы. Смеялась она долго и громко. Наверное, ещё и потому, что поезд опять тронулся, и она поняла, что больше никогда смеяться не придётся, впереди была неизвестность. К великому сожалению всех друзей и коллег по путешествию, этот смех у неё не прекратился до настоящего времени.
      Когда мы с Толей голые сидели в этом задрипанном вагоне, мы были как кровные братья. И никогда Союз России и Белоруссии не был так крепок, как в этот миг. Двое  голых – белорус и русский олицетворяли нашу нерушимую дружбу на далёкой малайской земле в окружении низкорослых желтолицых людей. Не поверите, в этот момент я даже забыл, что эти «москали» нам цену на газ собираются поднять в 4 раза с Нового Года, и что «хохлам» нефть продают дешевле, чем нам, и что нашему Президенту в Липецк воздушный коридор не дали, и что дороги у них херовые и что… СТОП! Что это я так о братьях? Извините, сорвался…
     Через полчаса поезд остановился, и нас вежливо попросили выйти из вагонов. Потом всё было просто - большие резиновые лодки, прыжки на огромных волнах, сплёвывание рыжей воды, которая усиленно лезла в рот при каждом погружении нашей лодки в пучину. Дикие крики ужаса в момент прыжков англо-австралийцев и заводной непрерывный смех Татьяны, который не прекращался с момента нашей посадки в вагончики, наводящий на всех ужас похлеще водной стихии. Ну, короче, чего описывать этот рафтинг - 40 минут сплава по рыжей воде, обрызгивание ей же англо-говорящих в соседней лодке, финиш и скромный обед.… Кстати, жевать курицу и смеяться одновременно у Тани получалось плохо. Потом опять погрузка в наш любимый вагончик и следование тем же маршрутом обратно в Кота Кинабалу. По приезде домой я пошёл в магазин, где продавали диски DVD. Хотел взять фильм «Человек с ружьём», чтобы сравнить наши поезда - чей современнее, но не нашёл. Жаль. Зато взял «Индиану Джонс». Но удовольствие не получил, потому что те вагонетки, на которых катался Харрисон Форд со своей подругой в фильме «Индиана Джонс и Храм судьбы», больше походили на современные европейские мягкие вагоны и никак не были похожи на наш любимый деревянный вагончик, который вез нас в неизвестность, вглубь малайских джунглей острова Борнео под мерный стук колёс и похрапывание простой русской девушки Татьяны…
 
Ваш Михеев Андрей

TanyushkaDjigitiSipadanRafting